Юрий Павленков: «В отношении УК и ТСЖ Минстрой сегодня фактически ввел санкции»

25.12.2017 в 09:40
Поделитесь новостью:
21661
0
Версия для печати
Выбор редакции

Мы продолжаем подводить итоги 2017 года в сфере ЖКХ. Следующий наш эксперт — член комитета ТПП по предпринимательству в ЖКХ, генеральный директор НП «Индустрия Сервейинг» Юрий Павленков. Его диагноз сфере ЖКХ неутешительный. Но в чем он видит выходит из ситуации читайте в первой части нашей с ним беседы?

С какими результатами для сферы ЖКХ заканчивается 2017 год?

Для сферы ЖКХ 2017 год заканчивается неутешительными итогами. И причины для этого появились не в этом году, а раньше. Первое, на что бы я обратил внимание, это устранение обязательной технической инвентаризации, учёта и обследования техсостояния жилых зданий. Это произошло 1 января 2014 года вместе с ликвидацией института БТИ. Плачевные последствия этого мы можем наблюдать уже в уходящем году. В результате длительного отсутствия обязательной системной технической инвентаризации и техобследования растет количество техногенных происшествий, в том числе с гибелью людей: взрывы газа, «лифтопады», обрушения несущих конструкций жилых домов. Резонансными становятся происшествия с гибелью людей, но в действительности техногенных событий на порядок больше, просто они перестали вызывать у общества рефлексию.

От недостатка актуальных технических сведений об МКД не меньше чем вполовину теряется качество программ капремонта, уже более 10 лет системно жалуется Росстат, который не может собрать достоверные данные о жилищном фонде для планирования отраслевых затрат. То в одном, то в другом регионе мы сталкиваемся с тяжёлыми последствиями устранения технического надзора в жилищной сфере, но ни регулятор в лице Минстроя, ни жилищный надзор так и не удосужились создать методику технического надзора, анализа и выработки адекватных мер. А это сделать просто — нужно создать информационно-аналитический портал сбора данных по регионам по основным системообразующим параметрам в системах жилищного управления и жизнеобеспечения ресурсами.

 

Кто должен этим заниматься?

Заниматься техническим надзором в МКД и должен государственный жилищный надзор. А помогать ему в этом могут управляющие организации, органы техинвентаризации, специализированные организации, следящие за ВДГО и ВКГО, лифтовым хозяйством, автономными системами отопления и ГВС.

 

Недавно на своей пресс-конференции президент России заявил о том, что в стране фактически не регулируются тарифы на жилищно-коммунальные услуги. Как быть с этим?

Реформа тарифного регулирования произошла в июле 2015 года путем передачи полномочий федерального тарифного регулятора от Федеральной тарифной службы (ФТС) к ФАС. Сегодня ФАС совмещает в себе регулятора двух подсистем в ЖКХ. Первая — система тарифного регулирования коммунальных ресурсов — вода, электричество, тепло и прочее. ФАС, по моим наблюдениям, пока не смог найти механизмы упорядочивания тарифов на коммунальные ресурсы. Это подчеркнул и президент.

Причин, на мой взгляд, несколько. Одна из них — институциональная. В регионах существуют региональные энергетические комиссии, утверждающие региональные тарифы (ранее они традиционно ориентировались на ФСТ), и региональные управления ФАС — они и сегодня вертикально подчинены федеральному ФАС. По моему мнению, пока в регионах не удалось синхронизировать функции, полномочия и ответственность этих органов. Вторая — содержательная. Мне не удалось отыскать в двухлетней деятельности ФАС в сфере коммунальных тарифов примеров квалифицированного методологического анализа структуры коммунальных тарифов, представленных обществу публично. Хотя разговоры об этом и обещания возникают регулярно.

Как пример, в Москве в 2016 году ликвидирована РЭК Москвы, сегодня осталась только УФАС по Москве. Но сколько мы не направляли им запросов по объяснению двукратного роста стоимости тепла с 2011 по 2017 годы с 1100 до 2200 руб/Гкал — в ответ гробовое молчание. Бывший руководитель московского УФАС Рачик Петросян сегодня курирует у Игоря Артемьева, главы ФАС, нашу же безнадёжную сферу «ЖКХ».

К слову сказать, вообще происходит устойчивый рост платы за приобретение гражданами России жилищного блага. А ведь это реализация безусловного конституционного права на жилище! Выражается это как в виде опережающего роста тарифов, так и в появлении новых видов платежей: взносов на капремонт, платежей за коммунальные отходы, налога на имущество многоквартирных домов от кадастровой оценки, биллинга ЖК-платежей через ЕРЦ, ЕРКЦ, МФЦ, ОДН, «соцэнергопайков» и прочего. Содержание биллинговых посредников также ложится дополнительным бременем на плечи граждан. Все это вместе увеличивает стоимость жилищного блага.

Показательно, что реальное снижение фактических объемов потребления коммунальных ресурсов гражданами не приводит к принципиальному сокращению размера платы за ЖКУ. Происходит это в силу стабильно опережающего значительного увеличения тарифов на коммунальные ресурсы. Экономию регулятор легко санирует установлением «социально-политических» коммунальных тарифов, не имеющих ничего общего с экономически обоснованными.

 

Здесь же стоит задать такой вопрос. Должен ли ФАС уделить внимание сфере жилищного управления? Разве он не призван следить, в том числе за конкуренцией на рынке?

Действительно, мы ждали от ФАС, что он пересмотрит принципы регулирования отношений в сфере управления многоквартирными домами. Однако он в эту сторону и пальцем не пошевелил, несмотря на душераздирающие ситуации в регионах в период введения лицензий, откровенного передела рынков управления путем административного вмешательства. В результате — сегодня пока эта проблема не приобрела обвальный характер, но тоже «бум-с» не за горами, огромное число «нерентабельных» многоквартирных домов — так называемых «отказников» — оказались вообще без управляющих. И только путём невероятных усилий бесштанных муниципалитетов и постоянно банкротящихся МУПов из последних сил поддерживают тяжело больные МКД в реанимационной палате.

 

Уместно спросить, как вы можете оценить систему лицензирования? Принесла ли она пользу?

Как все хорошо понимают, никаких собственников при т.н. «лицензировании» управляющих организаций никто не спрашивал. Сегодня региональные жилищные системы вопиют — лицензии пользы не принесли, за исключением колоссальных трат в ходе получения лицензий и тотальных административных штрафов (в 2016 году — более 2 млрд. руб. — прим. ред.), изымаемых из статьи «содержание и ремонт ОИ МКД». Сегодня готовятся очередные изменения в систему лицензирования, упрощающие административные способы зачистки рынка жилищных услуг от неугодных или «чужих» участников.

В течение двух лет экспертное сообщество, да и профильный комитет ТПП РФ в ЖКХ, не могут услышать внятную позицию ФАС по данному вопросу. Получается, что-либо Игорю Артемьеву запретили поднимать данную тему, либо у его службы нет собственного представления о глубине проблем и способах их преодоления. Вот они и получили вместе с Минстроем по заслугам от президента очередной стимулирующий «пендель».

 

И что же, на ваш взгляд, сегодня нужно делать с системой лицензирования?

В момент подписания закона о лицензировании управляющих жилой недвижимостью Владимир Путин согласился оценить его результаты через пару лет. Минуло три года, итоги административных реформ в жилищной сфере в последние пять лет, судя по сообщениям с мест, ни у кого расхождения в оценках не вызывают. Фактически во всех регионах профессиональные участники жилищной сферы утверждают: лицензирование нанесло вред и нужно возвращаться к развитию конкурентного рынка управляющих жилой недвижимостью на основе современных профессиональных стандартов деятельности и формирования объектов жилой недвижимости в виде сформированного и зарегистрированного технического, имущественного, социально-экономического объекта.

Мы видим, что сегодня управляющие организации и жилищные объединения подвергаются бесконечному прессингу с неадекватными штрафами и санкционными мерами. В отношении УК и ТСЖ Минстрой сегодня фактически ввел санкции, аналогичные западным против России, а субъекты предпринимательской деятельности фактически выведены из-под действия 294-ФЗ «О защите прав юрлиц».

Однако и штрафы ситуацию ещё больше загоняют в угол: состояние жилищного фонда ухудшается, задолженность в ЖКХ, если верить многочисленным устным заявлениям представителей Минстроя, нарастает, негативные оценки системы ЖКХ гражданами усиливаются, домохозяйства по оплате ЖК-услуг достигли предельного порога. Более того, как выяснилось, сами проводники идеи не понимают разницы между «прямыми договорами» и простым «расщеплением ЖК-платежей». Куда это все годится? Мне трудно представить, что нас ждет в итоге.

 

Давайте поговорим подробнее о главном законопроекте в сфере ЖКХ в уходящем году. Это закон о «прямых договорах». Разве он не принесет пользу, не уменьшит общую сумму долга в ЖКХ?

Я уверен, что снижение суммы задолженности не произойдет. Но такая форма отношений породит новый, доселе неизведанный хаос, когда вместо одного исполнителя коммунальной услуги (сегодня в лице УО или ТСЖ) будет несколько. Мы насчитали — до 11 поставщиков коммунальных ресурсов и услуг. По сути, «прямыми договорами» законодатели ликвидируют целостность системы управления единым техническим и правовым объектом, одновременно превращая управление многоквартирным домов и договор управления в фикцию.

Понимающие РСО также не в восторге от данного предложения. Например, в шоке поставщики воды и операторы коммунальных отходов. По теплу также возникнут проблемы. Если по горячей и холодной воде есть индивидуальные приборы и граждане смогут хоть как-то контролировать объёмы фактического потребления, то тепловую энергию достоверно в квартирах большинства домов измерять практически невозможно. А есть ещё и параметры качества тепловой энергии. По моему мнению, именно недобросовестные поставщики тепла выступили лоббистами данной затеи. После перехода на «прямые договоры» в сфере теплоснабжения особенно граждане окажутся самым уязвимым звеном. Я даже не берусь прогнозировать, что может произойти. Вместо мотивации собственников к участию в общих собраниях и вовлечению в процесс квалифицированного владения и приумножения жилищного капитала — мнимое упрощение и вульгаризация процедур.

 

Еще одна инициатива, которую подняли ближе к концу года, касается упрощения процедуры общедомовых собраний собственников. Как вы знаете, хотят внедрить конференции, когда представители этажей и подъездов будут делегироваться на ОСС дома. Что вы думаете на этот счет?

Да, есть проблема, что люди не хотят участвовать в общедомовых собраниях. Но не потому, что сама процедура сложная, а потому что в информационном пространстве вокруг ЖКХ очень много негативной пропаганды, людей уже воротит от этих трёх букв, от безысходности в возможности повлиять на стоимость обеспечения жильём своей семьи. И я думаю, весь негатив вокруг и около ЖКХ создаётся умышленно. В мутной воде — нормативном, информационном и экономическом хаосе легче «осуществлять овощные заготовки». Вместо того, чтобы людям дать мотивационные инструменты, объяснить, зачем нужно проголосовать, что в результате участия в ОСС у них снизится стоимость платы за ЖКУ, общее имущество прирастёт незаконно изъятым помещением, нормативным земельным участком, их пытаются ограничить в правах. При этом, не предложен нижний порог размеров МКД, где допускается проведение ОСС в виде конференции, например, от 300 квартир (от 15 000 кв. м).

Москвичи, кстати, данную инициативу связывают с программой «реновации» — они уверены, что затею пролоббировала московская администрация с целью упрощения переселения граждан. Отсутствие нижнего ограничения и является косвенным подтверждением московского лобби.

Вот с такими основными проблемами в ЖКХ мы заканчиваем 2017 год. Развитие отрасли в результате крепко тормозится. Кстати сказать, не заметно хотя бы какого-то противовеса созданию данной опасной тенденции со стороны Комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ. К сожалению, данный комитет стал печатной машинкой по продвижению инициатив Минстроя. Поразительно, но комитет Госдумы по жилищной политике и ЖКХ вообще не касается проблемы правовой и экономической недостоверности налогообложения жилой многоквартирной недвижимости в результате кадастровой оценки. В ней специалисты не могут оценить ни юридическую достоверность и состав объекта налогообложения, ни структуру налоговой базы, ни вообще — принципы, параметры и факторы, влияющие на размер имущественного налога в МКД.

Продолжение беседы с экспертом читайте во второй части этого интервью.

Беседу вел Евгений Сеньшин

 

С мнением других наших экспертов по итогам 2017 года вы всегда сможете ознакомиться здесь.

Комментарии

Есть мнение? Добавьте комментарий:

наверх
наверх