В Москве может начаться капремонт дома с поддельным согласованием Мосгорнаследия

31.10.2018 в 15:46
Поделитесь новостью:
5205
0
Версия для печати
Выбор редакции

Департамент культурного наследия признал, что не согласовывал проект капитального ремонта дома, а прокуратура ответила, что нарушений законодательства нет.

Дом № 22/12 по улице Авиамоторной внешне производит удручающее впечатление. Буквально по всему периметру здания отслаивается штукатурка, на стенах под кровлей видны следы протечек. Да что там протечки — кое-где прямо из строительных конструкций произрастают деревца!

дерево

Дом является объектом культурного наследия — частью архитектурного ансамбля Дангауэровской слободы, но в данном случае это знание как-то совсем не греет душу. Впрочем, наша сегодняшняя история — не только и не столько о проблемах означенного дома. Она, скорее, о том, как растянувшаяся на много лет эпопея с капитальным ремонтом здания плавно перетекла в иную плоскость, и теперь отдает самой что ни на есть махровой уголовщиной…

отмостка

 

Не заметили ремонта

Заходим в гости к старшей по дому Елене Беличенко. Елена Михайловна рассказала, что капитального ремонта дома не было от самого момента его постройки в 1934 году.

«В 2001 году наш дом постановлением правительства Москвы был признан ветхим, а в 2002 году он был включен в программу комплексного капитального ремонта и модернизации», — рассказывает Елена Михайловна. — «Работы планировалось начать после 2007 года, однако ничего не сделано до сих пор».

Оказывается, постановление правительства Москвы от 17.09.2002 года № 762-ПП, по которому дом № 22/12 по улице Авиамоторной и вошел в программу комплексного капитального ремонта и модернизации, утратило силу 4 декабря 2007 года. Об этом жители узнали из ответа управы района Лефортово, датированного 5 июня 2015 года.

ответ управы

Немало удивил жильцов и ответ из ГБУ «Жилищник района Лефортово» от 19 ноября 2015 года. Оказывается, в их доме «в рамках выборочного капитального ремонта был проведен частичный капитальный ремонт отдельных конструктивных элементов в 2012 г. — ремонт кровли, стропильной системы, карнизных свесов, в 2013 г. — ремонт фасада, балконов, в 2015 г. — замена ХВС по подвалу».

ответ ГБУ Жилищник

Елена Михайловна подтвердила, что работы в означенное время действительно проводились, но назвать это капитальным ремонтом язык не поворачивается. Вдобавок, о качестве ремонта кровли красноречиво говорят аж два акта по протечкам в квартире Елены Беличенко от 2013 года, и еще один — от 2015 года. Ремонт фасада и балконов, судя по внешнему виду дома, тоже был выполнен весьма достойно…

крыша

Наконец, ответ ГБУ «Жилищник района Лефортово», датированный 19 ноября 2015 года, подарил людям надежду. В нем сообщается, что дом включен в региональную программу капитального ремонта. На 2015–2017 годы, как следует из документа, запланирован ремонт всех инженерных систем, кроме газоснабжения, ремонт которого значится в планах на 2024–2026 годы. И в совсем уж дальней перспективе — в 2042–2044 годах — ремонт фасада.

фасад

Впрочем, до весны 2017 года никаких движений по капремонту жильцы не замечали. И как раз с этого момента начинается самая интересная часть нашей истории.

фасад

 

Поддельное согласование

Весной 2017 года управа района Лефортово передала Елене Беличенко проектную документацию на капитальный ремонт дома, разработанную компанией «ДСК Строй-сити» согласно заданию на проектирование, утвержденному Фондом капитального ремонта многоквартирных домов города Москвы. Помимо самого проекта, в наборе бумаг присутствовал документ из Департамента культурного наследия Москвы (ДКН), подтверждающий его согласование (любые работы на объектах культурного наследия, коим, как мы помним, является дом № 22/12 по улице Авиамоторной, в обязательном порядке согласовываются с ДКН). Елена Михайловна отправила всю проектную документацию депутату Совета депутатов Лефортово Александре Андреевой.

угол

«В технических вопросах я разбираюсь слабо, однако письмо из Департамента культурного наследия в адрес компании „ДСК Строй-сити“ о согласовании проекта меня насторожило», — говорит Александра Андреева. — «В нем указана дата — 15 июня 2016 года, и стоит номер ДКН 16-04-605/7. Для понимания: у правительства Москвы существует определенный порядок нумерации писем. В каждом департаменте и подразделении он свой, но есть и то, что их объединяет: год, когда направляется письмо, указывается в конце номера через знак „/“. Если номер оканчивается /5 — письмо 2015 года, если /6 — 2016 года. И так далее. Письмо из ДКН, как мы помним, датировано 2016 годом, однако номер его заканчивается /7. То есть, так, как должны нумероваться письма 2017 года».

согласование

По мнению Александры Сергеевны, вряд ли такая нестыковка могла стать результатом технической ошибки. Почему? Логика здесь очень простая. Можно допустить, что сотрудник Департамента, весь год датировавший документы определенным образом, в начале следующего года на автомате поставит дату прошлого. Но поставить дату будущего года? В это, считает депутат, верится с трудом.

«Я направила в Департамент культурного наследия Москвы официальный депутатский запрос», — продолжает Александра Андреева. — «В сущности, я просила ответить мне на два вопроса. Первый: отправлял ли Департамент данное письмо. И второй: а согласовывал ли он вообще проект капитального ремонта этого дома. 5 мая 2017 года я получила ответ, что Мосгорнаследие в 2015 году согласовало по данному дому только проект колористического решения фасадов, разработанный компанией „ДСК Строй-сити“. Также сообщается, что иной проектной документации по указанному объекту по состоянию на 4 мая 2017 года на рассмотрение в Мосгорнаследие не предоставлялось. К ответу было приложено письмо о согласовании колористического решения фасадов. То есть, получается, на тот момент было согласовано только то, какими красками и в какой цвет красить фасад дома!»

ответ

11 декабря 2017 года Александра Андреева получила еще один ответ из ДКН, не сообщающий, по сути, ничего нового. А вот следующий ответ от 13 декабря 2017 года заслуживает особого внимания:

«Представленная Вами копия письма от 15 июня 2016 г. № ДКН-16-04-605/7 в адрес ООО „ДСК Строй-сити“ регистрацию в системе электронного документооборота Правительства Москвы (далее — СЭД) не проходила. В СЭД зарегистрировано письмо от 29 августа 2017 г. № ДКН-16-04-605/7 в Ваш адрес. Таким образом, представленная Вами копия письма является поддельной».

ответ

Далее ДКН вновь разъясняет, что единственный согласованный им документ по данному дому — уже упоминавшийся выше проект колористического решения фасадов. Иная проектная документация не согласовывалась.

Весело, не правда ли?

 

Нарушений законодательства не выявлено…

Итак, ДКН официально признал, что документ, направленный ему депутатом для оценки — поддельный. Но тут появляется еще один интересный нюанс: как следует из ответа Департамента, письмо с таким же номером, но с другой датой, направлялось в адрес Александры Андреевой! Александра Сергеевна сказала, что такое письмо действительно было, однако касалось оно другого дома и к данной ситуации не имело никакого отношения. Но тогда возникает вопрос: каким образом у авторов подделки появилось письмо, адресованное депутату?

Дальше — интереснее. Оказывается, проект капремонта дома 27 июня 2016 года получил положительное заключение Мосгосэкспертизы! И в пункте 2.4 экспертного заключения сказано, что «представлено письмо Департамента культурного наследия города Москвы (Мосгорнаследие) от 15.06.2016 № ДКН-16-04-605/7 о согласовании проектной документации на капитальный ремонт многоквартирного жилого дома…» Мнение ДКН по поводу этого письма мы уже знаем, как знаем и то, что никаких проектов по данному дому, кроме колористического решения фасадов, Департамент не согласовывал.

стена

Елена Беличенко направила обращение в прокуратуру — с приложением всех документов и описанием фактов. 29 января 2018 года Лефортовская межрайонная прокуратура ответила, что нарушений законодательства не выявлено, оснований для принятия мер прокурорского реагирования в настоящее время не имеется.

прокуратура

Но чудеса на этом не закончились.

«В конце августа текущего года мне позвонил человек, представился сотрудником ГБУ „Жилищник Рязанского района“ и сказал, что они выиграли конкурс на проведение капремонта в доме 22/12 по Авиамоторной», — рассказала Александра Андреева. — «Он настаивал на том, чтобы я подписала акт открытия работ. Я вновь направила депутатский запрос в Департамент культурного наследия — вдруг что-то изменилось за прошедшие десять месяцев от момента его последнего ответа? Оказалось, что не изменилось ничего: Департамент снова ответил мне, что никаких проектов капремонта по данному дому он не согласовывал. Я рассказала об этом сотруднику „Жилищника“ и отказалась подписывать акт открытия работ. Видимо, после этого товарищ побежал жаловаться главе управы. Когда глава управы спросил меня, в чем дело, я описала ему ситуацию и переслала документы из Департамента. Больше ко мне насчет подписания акта никто не обращался».

Александра Сергеевна сказала, что в ближайшее время она направит соответствующие заявления в Следственный комитет и в ГУ МВД России по Москве. Нельзя допустить и начало работ по несогласованному с ДКН проекту: в нем есть очевидные нестыковки. Так, заключение Мосгосэкспертизы содержит краткое описание проекта. В пункте 3.1.2.2 заключения указано, что внутренние стены дома — кирпичные. Однако, по словам Елены Беличенко, все внутренние стены — это горбыль, обрешетка и сухая штукатурка, а перекрытия между этажами — деревянные.

внутренняя стена

Но тогда возникает вопрос: подойдут ли при таких несоответствиях предлагаемые конструктивные решения именно для данного здания? И что будет с домом и его жителями, если кто-то начнет воплощать эти решения в жизнь?

Алексей Нилов

Комментарии

Есть мнение? Добавьте комментарий:

наверх
наверх
[ 5.41 мс ] [ 93кб ]